Валерий Клеймёнов: «Кафанов каждый раз говорил мне за Рыжикова «спасибо»

Валерий Клеймёнов работает тренером вратарей в «Рубине» с 2014 года, но, как оказалось, с Сергеем Рыжиковым он познакомился намного раньше и даже поспособствовал его переходу в «Рубин». Об этом и многом другом специалист рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

 

«В «ЛОКОМОТИВЕ» РЫЖИКОВ БЫЛ ТО ЛИ ЧЕТВЁРТЫМ, ТО ЛИ ПЯТЫМ ГОЛКИПЕРОМ»

Валерий Клеймёнов и Сергей Рыжиков

Официальный сайт ФК «Рубин»

– Валерий Семёнович, этим летом во Франции пройдёт чемпионат Европы. Кого из вратарей вы бы пригласили в сборную России?

– Акинфеева, Рыжикова и... наверное, Реброва.

– По Акинфееву вопросов нет, а почему именно Рыжиков и Ребров?

– Рыжикова бы взял не потому, что с ним работаю, а потому что считаю, что он действительно на данный момент является одним из лучших российских голкиперов. Плюс у него есть опыт выступлений, как в Лиге чемпионов, так и за ту же сборную России. Также немаловажно, что он постоянно играет в «Рубине». Артём Ребров также имеет постоянную практику, при этом, что важно в данной ситуации с точки зрения психологической устойчивости, играет под прессом спартаковских болельщиков.

– Вратарские судьбы Рыжикова и Реброва чем-то похожи, не находите?

– Соглашусь. С Ребровым я работал ещё в дубле московского «Динамо». В один момент у него началась череда травм. Когда спустя много лет «Спартаку» оказался нужен российский вратарь, я посоветовал Валерию Карпину Реброва. Как человек он – «золото», так же как и по отношению к работе. Может это только мне так повезло, но все вратари, с кем я работал, были любители потренироваться.

 
Валерий Клеймёнов и Артём Ребров
Официальный сайт ФК «Спартак»

– А в чём принципиальная разница между Акинфеевым, дебютировавшим в большом футболе уже в 17 лет, и Рыжиковым, который раскрылся гораздо позднее?

– Такие вратари как Игорь рождаются раз в 50 лет. Это уникальные люди, как и Ринат Дасаев в своё время. Сергей Рыжиков – это совсем другая ипостась. Я его знаю с 2007 года, когда работал в «Локомотиве», где он был то ли четвёртым, то ли пятым вратарём. В то время там была полная неразбериха с голкиперами. Я тогда сказал Рыжикову: «Серёж, жизнь не заканчивается на команде «Локомотив». Если ты поставишь себе какую-то цель и задачу, то добьешься этого только через работу». Стоит отдать ему должное, он всегда отличался трудолюбием, даже сейчас, я поражаюсь его работоспособности, тому какой пример он подаёт партнёрам. Про него можно сказать, что он – настоящий лидер. Тогда, в 2007 году, мы с ним полгода занимались в двух-трёх разовом режиме, после чего его отправили в аренду в «Томь». А в 2008 году мне позвонил Виталий Кафанов(тренер вратарей в «Рубине» с 2002 по 2013 год, - ред.), который наводил справки о Рыжикове. Я ему сказал: «Бери, не пожалеешь. У него в принципе всё есть, а над чем надо поработать, ты сам увидишь». Кафанов с тех пор каждый раз говорил мне за него «спасибо».

– Одной из самых обсуждаемых тем первой половины чемпионата России было столкновение Рыжикова и Промеса. Так было там нарушение правил или нет?

– Как тренер «Рубина», я скажу, что нет (улыбается). Не было там фола. Промес оббегал Рыжикова, а тот заранее ещё заложил вираж в ту же сторону и так получилось, что как будто Рыжиков его блокировал. Даже, если и была блокировка, то на красную карточку это не тянуло, потому что к мячу уже успевал Соломон Кверквелия.

– Не раз судьи ошибались, удаляя Рыжикова, будь то матч с «Мордовией» в этом сезоне или с «Ростовом» в предыдущем. Как себя тогда чувствовал Сергей?

– Я его в те моменты не трогал. А что ему скажешь, если его незаслуженно удаляют? Представьте себе: принципиальный матч, от результата которого зависит судьба тренера той или иной команды. Судья ошибается, команда проигрывает, тренера и его штаб убирают. Наперекор идут судьбы десятков людей. После этого все признают, что судья ошибся, его отстраняют на две или три игры и всё нормально. Вот говорят, что у нас нет судей. Так воспитывайте!

«АКМУРЗИН ПО РАБОТЕ НАПОМИНАЕТ МНЕ РЫЖИКОВА ОБРАЗЦА 2007 ГОДА»

Тимур Акмурзин
 

– Каково бывает вторым или третьим вратарям, например Александру Фильцову, безвылазно сидящему за спиной Рыжикова?

– Не сказал бы, что ему обидно, но в такой ситуации, человек сам должен принимать решение и я не могу ему ничего советовать. На данный момент, Сергей Рыжиков – вратарь №1. Как всё сложится завтра, никто не знает. Но Фильцову, как я считаю, нужна игровая практика, потому что без неё вратарь чахнет, это я по себе знаю. На мой взгляд, вратарю игровая практика нужна даже больше чем полевому игроку. До 22 - 23 лет ещё можно побыть вторым или третьим номером в команде, а вот после нужно уже играть. Хорошо, если это будет премьер-лига, но я бы не чурался и ФНЛ. Нужно почувствовать, что такое быть первым номером, быть постоянно в обойме. Опыт – это то, что никак не приобрести на тренировках, только за счёт игр.

– Высоко котируют с точки зрения перспектив Тимура Акмурзина.

– Не хочу его хвалить, пока что это делать рано, но могу сказать, что по работе, он мне напоминает Рыжикова образца 2007 года.

– В «Спартаке» у вас был не менее талантливый молодой подопечный Антон Митрюшкин, который недавно перешёл в швейцарский «Сьон». На сколько, по вашему мнению, оправдано это его решение и как оно скажется на его перспективах?

– На данный момент он поступил правильно, что уехал играть в Европу. У него по-спортивному наглый характер. Даже будучи молодым, на тренировках или во время игры, он мог напихать любому, как молодому, так и опытному игроку. Это очень хорошее качество. Ко всему этому, у него отличная реакция и он хорошо играет на линии.

– В «Спартаке» вы работали ещё и с Сергеем Песьяковым, который первую половину сезона провёл в «Анжи» и запомнился грубейшей ошибкой в матче с «Рубином». В чём кроется причина того, что вратари «пускают бабочек»?

– Человеческий фактор. Всем людям свойственно ошибаться. А не ошибается тот, кто ничего не делает. Когда нападающий с трёх метров не забивает по пустым воротам – это всё сглаживается, а когда вратарь допускает ошибку, то это рассматривается уже под другим микроскопом. Нет ни одного вратаря в мире, который не совершал бы глупейших ошибок. Могу сказать, что вратарь считается хорошим, если из 10 голов, забитых в его ворота, не более одного-двух забито после его непосредственных ошибок.

 В «Спартаке» вы застали Сослана Джанаева, который в нынешнем сезоне пропустил меньше всех голов в премьер-лиге, а одно время был буквально списан в утиль, но сумел вернуться в большой футбол. За счёт чего это ему удалось?

 Лично я его никуда не списывал, просто так сложилась ситуация, а виной тому были внутренние разборки в «Спартаке». Когда я только пришёл, то сразу понял, что именно Сослан будет первым номером. Этой роли он соответствовал, но ему психологически было трудно преодолеть те свои ошибки, из-за которых, как все говорили, «Спартак» лишился чемпионства. Нельзя было сваливать всё на одного человека. То, что сейчас он демонстрирует хорошую игру, это во многом благодаря тому, что он успокоился в психологическом плане. В «Ростове» на него не давит тот груз бешеной ответственности, что был в «Спартаке». Тем более, сейчас он стал на пять лет старше. Плюс ко всему, в него поверил Курбан Бердыев и с ним хорошо поработал Виталий Кафанов. Может быть, ему сыграло на руку и отсутствие должной конкуренции. Ведь кто-то, как Рыжиков её любит, а кто-то нет.

«КАК В ТРЕНЕРА ВРАТАРЕЙ В МЕНЯ ПОВЕРИЛ АНАТОЛИЙ БЫШОВЕЦ»

 
Официальный сайт ФК «Рубин»

 Во времена вашей игровой карьеры тренеров вратарей не было. Как без них обходились?

 Раньше тренировки строились таким образом, что уже спустя 15 минут после её начала были удары по воротам, и в принципе этого хватало. Впервые тренер вратарей у меня появился, когда я оказался в «Динамо» в 1992 году, где работал Николай Гонтарь. Мне тогда уже 27 лет было.

 Сильно отличалась методика работы тренеров вратарей тогда и сейчас?

 Кардинально. В начале 90-х акцент ставился на прыжковой работе, много упражнений с барьерами, кувырки. Сейчас больше внимания уделяется технике, скоростно-силовой работе. Прыжковые упражнения тоже есть, но направлены они на быстроту работы ног. Большое внимание сейчас уделяется работе ногами, игре на выходах.

 А как начиналась ваша тренерская карьера?

 Как в тренера вратарей в меня поверил Анатолий Бышовец. Впервые я познакомился с ним, когда он меня никому не известного из волгоградского «Ротора» из первой лиги позвал в сборную СНГ, за которую я провёл две игры. Это было начало 90-х. Поэтому для меня стало неожиданностью, когда в 2001 году, будучи президентом «Химок», он меня пригласил в команду тренером вратарей, хотя я только закончил играть. Бышовец дал мне азы тренерского искусства, с точки зрения психологии, общения с игроками. Потом я вместе с ним ещё в Томске работал и в «Локомотиве».

 А остальным аспектам тренерского мастерства вас кто обучал?

 Сам всё изучал, как и все в то время. Просматривал диски, кассеты с тренировками других команд. Я старался строить тренировки исходя из игровых моментов, подстраивая упражнения под действия вратаря в той или иной ситуации во время матча. Сейчас в ВШТ открыли курсы для тренеров вратарей – первые не только в России, но и в Европе. Такого нигде нет. Учился я практически два года, получил вратарскую лицензию Pro.

 Несмотря на то, что в профессии вы уже не первый год, что-то новое или полезное узнали во время обучения?

 Полезного было очень много. В первую очередь общение, ведь со мной в группе были Михаил Бирюков, Вячеслав Чанов, Александр Гутеев, Юрий Перескоков, Заур Хапов, то есть тренеры вратарей из клубов премьер-лиги, проработавшие уже не один десяток лет. Общаясь между собой, мы друг у друга многое почерпнули. К тому же, к нам приезжали люди из УЕФА, проводившие семинары. На основе нашей группы создавалась программа обучения, которой в ВШТ сейчас пользуются. К слову, мне всегда было дико слышать, когда один человек в «Спартаке» сетовал, что мы работаем по старым методикам, на что я хотел у него всегда спросить, а знает ли он, что никаких как таковых программ подготовки ни новых, ни старых вообще не существовало.

 Нелегко вам приходилось в «Спартаке».

 Ничего плохого не хочу сказать про «Спартак», просто это такая команда, которая всегда у всех на виду. Я представляю, как сейчас тяжело Диме Аленичеву. Я сам через это прошёл. Нужно отдать должное Леониду Арнольдовичу (Федуну, -ред.), всё, что обещает, он выполняет. Человек построил стадион, академию отстроил. Для команды он делает всё. Ни разу не было задержек по зарплате или по премиальным. Единственное, не хватало профессионального менеджемента. Дай Бог, чтобы людям, которые сейчас у руля, дали время спокойно поработать. Если постоянно всё менять, ничего хорошего не будет.

 
Официальный сайт ФК «Рубин»

 Современный тренд в футболе – это уезжать играть в Китай. Вы в своё время тоже выступали в Поднебесной, расскажите, как там оказались?

 Чисто случайно. Я получил травму колена и не успел восстановиться, поэтому за «Динамо» меня не заявили. Спустя недели две в динамовском манеже я встретил советника посла Китая по спорту, с которым мы разговорились, и он предложил мне приехать в Китай. В итоге через две-три недели, когда я окончательно восстановился и начал тренироваться, он меня вновь пригласил и я поехал. Оказался в каком-то городе на севере Китая, побыл там неделю, отыграл две игры, одну из них с «Шанхаем», после чего я уехал, но через неделю должен был вернуться и подписать контракт. А в результате меня позвали в «Шанхай». Там у меня сразу сложились со всеми отношения, как с тренерами, так и с ребятами. Сначала нас тренировал болгарин, потом поляк. За полтора года я их научил по-русски во время игры разговаривать (улыбается). Сам, как и до этого в Израиле, за первые две недели тоже выучил основные необходимые слова, которые нужны на поле. Российский чемпионат по тем временам, конечно же, был сильнее, а китайцы брали своё бешеной дисциплиной, бешеной самоотдачей. Им бы ещё и в технико-тактическом плане прибавить.

 Ещё во времена СССР вы, выступая за «Ротор», за один сезон отбили пять одиннадцатиметровых ударов. Как вам это удалось?

 Было такое. Из шести пенальти, пять я отразил. Феноменального в этом ничего нет. Тогда была такая телепередача «Футбольное обозрение», в которой показывали все голы. Я её всегда смотрел и изучал, кто и куда чаще всего бьет пенальти и записывал всё это. Проще говоря, вёл статистику пробития пенальти игроками высшей лиги. У любого пенальтиста есть свой любимый угол, хотя это и не говорит о том, что он будет постоянно бить только туда.

 

 

29.02.2016
Источник: