Алексей Сафонов: "Главная задача агента – не навредить!"

В первой части интервью корреспондентам Eurofootball.ru Дмитрию Вавилову и Артёму Зибраку агент ФИФА Алексей Сафонов раскрывает некоторые секреты своего бизнеса и рассуждает о работе с молодыми футболистами.

 

– Агентская деятельность, как правило, мало знакома широкой футбольной общественности. Хотелось бы начать этот разговор с рассказа о том, в чём заключается принципиальная разница между частными агентами, которые работают обособленно, как, например, частные риэлторы, и агентствами на вроде «СА-футбольное агентство», которое возглавляете Вы?

– Если речь идёт о частном агенте, он может одновременно вести 8-10, максимум 12 человек. Охватить большее количество просто нереально. Ведь любой игрок, как член семьи. Возникает множество бытовых и прочих вопросов. Их решению нужно уделять внимание. А с таким количеством игроков это чисто физически невозможно. Можно, конечно, подписать 300 человек, как некоторое делают. Но когда кто-то из них тебе позвонит, ты даже по именам не узнаешь, кто это! Поэтому, чтобы КПД был выше, я считаю, один агент не должен вести больше 10 человек.

Сейчас есть люди, которых я научил, и они работают со мной. Есть люди, которые считают, что они созрели для самостоятельной работы. Они ушли, но ничего страшного я в этом не вижу.

– Вы сами занимаетесь агентской деятельностью, или это делают люди, работающие на Вас?

– Да, я сам этим занимаюсь. Раньше тоже работал самостоятельно, пока не пришёл к тому, чтобы создать агентство. Сейчас есть люди, которых я научил, и они работают со мной. Есть люди, которые считают, что они созрели для самостоятельной работы. Они ушли, но ничего страшного я в этом не вижу.

– Как так получается, что люди, которые работали вместе с Вами, после ухода в свободное плавание уводят игроков, числившихся клиентами агентства?

– У нас есть определённые финансовые обязательства. Как правило, работа строится по принципу 50/50. А всё остальное уже от человека зависит. Грубо говоря, почему те же браки распадаются? Допустим, человек посчитал, что ему будет комфортнее работать самому. Он же не крепостной, правильно?

– В таком случае, выбор, с кем продолжать сотрудничать, остаётся за футболистом?

– Это совместный выбор футболиста и агента. А взаимоотношения по финансовым и прочим моментам агенты решают уже между собой.

– Вы лично не жалеете об уходе тех футболистов, которые с Вами сотрудничали, например, Артём Дзюба или Владимир Гранат, а затем по тем или иным причинам Вы с ними расстались?

– Это жизнь, ничего страшного в этом я не вижу. Дзюба посчитал, что ему будет комфортнее, если его будут консультировать другие люди. Вот и всё! Это нормальное явление. И трагедии из этого делать не стоит. Да, возможно, бывают какие-то неприятные моменты. Но, во-первых, насильно мил не будешь, а, во-вторых, я стараюсь все эти моменты цивилизованно решать.

Это жизнь, ничего страшного в этом я не вижу. Дзюба посчитал, что ему будет комфортнее, если его будут консультировать другие люди. Вот и всё! Это нормальное явление. И трагедии из этого делать не стоит.

– Вы продолжаете за этими ребятами следить?

– Конечно. Почему нет?

– Сотрудниками Вашего агентства являются специально подготовленные люди?

– Они получали соответствующую лицензию и тоже являются лицензированными агентами. Понятное дело, что в агентстве есть юрист, есть бухгалтерия, есть скаутская служба. А остальные – это как раз лицензированные агенты.

– Можно сказать, что агент – это своего рода юрист, который также занимается решением определённых бытовых проблем?

– Не только. Желательно всё-таки и в футболе немножко соображать. Я знаю такие примеры, когда сильный юрист получал агентскую лицензию и брал себе в помощники бывших футболистов. То есть, любые варианты здесь в принципе приемлемы. Правда, в апреле хотят отменить институт агентов. Наверное, будут какие-то посредники. Но как точно это будет выглядеть, я пока не знаю. ФИФА, видимо, мучает, что в палату по разрешению споров постоянно приходят заявления особенно из стран бывшей Югославии, где идут регулярные невыплаты. Поэтому там не нужна лишняя головная боль. С другой стороны, сейчас президент УЕФА Мишель Платини приехал на Кубок Содружества и он, наоборот, говорит, что без агентов не представляет, кто будет регулировать все эти процессы, связанные с игроками. Неужели игроки сами будут звонить? Тогда давайте дадим им телефон Толстых, и пусть ему все звонят. Каждый год только в одной Москве около 3 тысяч молодых ребят выпускается. Кто им будет искать команду?

– Буквально пару недель назад экс-глава судейского корпуса России Сергей Хусаинов в интервью Eurofootball.ru заявил о том, что было бы неплохо, чтобы арбитры сами поиграли в футбол. А среди агентов, кроме известного в прошлом нападающего Романа Орещука, много ли людей, которые играли в футбол на профессиональном уровне?

– Они есть, но их меньше, чем тех, которые не играли. Так получилось, что сейчас работает порядка 80 агентов, хотя раньше было выдано больше 100 лицензий. Но там есть такие агенты, на фамилии которых я смотрю, и даже не знаю, чем они занимаются.

Просто у нас иногда такие штрафы выписывают по 250 или по 500 тысяч, что непонятно, откуда эти цифры берутся? Представьте, если Гаврилову такой штраф выпишут, то ему надо весь год ездить за ветеранов играть!

– Порой бывает и обратная ситуация, когда вдруг узнаёшь, что известный в прошлом футболист, оказывается, занимается агентской деятельностью. Так, например, было с легендарным «спартаковцем» Юрием Гавриловым, у которого впоследствии возникли какие-то проблемы с лицензией.

– Там, видимо, какая-то структура сделала, чтобы он получил лицензию. У него есть имя, а сам он, если посмотреть в списках сколько игроков на ком числится, по-моему, даже никого из игроков не вёл. Есть ли у него там хотя бы пара футболистов, я даже и не знаю. Этим же надо заниматься, а он – уважаемый человек, который много ездит на турниры ветеранов, зарабатывает себе на хлеб. Если бы у него всё гладко складывалось, наверное, его бы не оштрафовали за то, что он не заплатил страховку. Будь у него деньги, тогда, конечно, заплатил бы. Просто у нас иногда такие штрафы выписывают по 250 или по 500 тысяч, что непонятно, откуда эти цифры берутся? Представьте, если Гаврилову такой штраф выпишут, то ему надо весь год ездить за ветеранов играть!

– На сайте «СА-футбольное агентство» опубликован список клиентов. В основном это молодые ребята. Это Ваша определённая стратегия, или также происходит у большинства агентов?

– Если брать уже готового мастера, его, конечно, можно в чём-то проконсультировать. Это не проблема. Но гораздо интереснее взять молодого парня и лет с 12 довести его до серьёзного уровня. По крайней мере, тогда будут видны результаты работы агента.

Если мальчика привозят на «Bentley» с трёмя охранниками, а потом тренеру задают вопрос о том, почему он мало играет, я не думаю, что из него получится звезда, которая в 2018 году выиграет чемпионат мира.

– Вы, как человек, регулярно общающийся с молодыми игроками, видите, что с ними происходит в период взросления? Ведь часто случается, что уже на ранней стадии заметно, кто из них станет мастером, а кто уйдёт из футбола. Из-за чего молодые игроки чаще всего покидают футбол, не достигнув определённых высот?

– Многое зависит от того, чтобы игрок попал к хорошему тренеру, который в него бы поверил. Кроме того, существует множество соблазнов. Когда молодые игроки начинают получать серьёзные деньги, футбол зачастую отходит на второй план и становится как хобби. Это очень тяжёлая работа. Чтобы чего-то добиться, надо себе отказывать в определённых вещах. Кто-то к этому готов, а кто-то нет. Кто-то, например, пару лет потеряет, а потом говорит, что хочет вернуться. Это уже гораздо сложнее, потому что подпирает молодёжь следующего поколения. Хотя существует куча моментов, которые откровенно удивляют. Например, когда пишут, что 15-летний мальчик там на «Aston Martin» разбился. Почему получалось, что из «Чертаново» и из других школ много ребят доходило до серьёзного уровня? Да потому что это, грубо говоря, спальные районы. И некоторые ребята понимают, что за счёт футбола они могут обеспечить себя и поставить на ноги свою семью. А если мальчика привозят на «Bentley» с трёмя охранниками, а потом тренеру задают вопрос о том, почему он мало играет, я не думаю, что из него получится звезда, которая в 2018 году выиграет чемпионат мира.

– Такие ребята сами это понимают?

– Также, как и в любой другой профессии, есть те, кто понимает, и те, кто не понимает. Кому-то определённые вещи даются легче, а кому-то сложнее. Футбол – это серьёзный труд. И большая проблема состоит в том, что первенство Москвы гораздо сильнее, чем в других городах. То есть, можно на Урале или ещё где-то забивать по 10-15 мячей. Но важно, чтобы сам уровень соревнований был высоким. Ведь футбол – это целая пирамида. Для того, чтобы игрок вырос в хорошего мастера, должны быть сильные тренерские кадры. А чтобы были сильные тренерские кадры, надо детским тренерам платить нормальную зарплату. Если тренер получает 5 тысяч рублей и себя не может прокормить, то он вынужден ещё где-то подрабатывать. Это одно. Когда же он сосредоточен только на футболе, это совсем другое. Но таких условий, тем более, с теми же полями или детскими центрами не так много.

– Как распределяются роли в той пирамиде, о которой Вы сказали, между агентами, тренерами и родителями по отношению к молодым футболистам?

– Родители до 12-13 постоянно общаются со своим ребёнком. Они влияют на то, как он воспитан, на его мировоззрение и прочее. Желательно, чтобы родители были постоянно в контакте с игроком. К сожалению, так получается, что наиболее сильные игроки вырастают из трудных семей, где дети неизбалованны и с малых лет должны проявлять характер. От тренера зависит, какую школу он поставит молодому футболисту. Это основное. В идеале, если парень играет в «Спартаке» или в «Динамо», и тренер его выводит на уровень дубля. Потому что, когда он до уровня дубля доходит, может быть, ему и агент не нужен на этих порах. Агент в основном нужен тем ребятам, которые приезжают с периферии, чтобы их где-то показать. Просто в семье может даже не быть денег для того, чтобы молодого парня куда-то привезти. А он при этом может быть очень талантливым.

По регламенту ФИФА близкие родственники, например, жена, отец, мать, брат, сестра могут представлять интересы игрока. Ничего противоестественного в этом нет. А дальше это уже выбор каждого.

– В Вашей практике были случаи, когда родители хотели подменить собой агентов?

– Были и есть. Это нормально. По регламенту ФИФА близкие родственники, например, жена, отец, мать, брат, сестра могут представлять интересы игрока. Ничего противоестественного в этом нет. А дальше это уже выбор каждого. По мне, главная задача агента – не навредить!

– Прямо как в медицине!

– Понятное дело, что бывают случаи, когда агент начнёт выбивать для своего клиента сверхусловия.

– Приходилось сталкиваться с тем, что на детском или юношеском уровне родители, необъективно оценивая возможности своего чада, начинают оказывать давление на агентов и тренеров и требовать, чтобы их ребёнок постоянно попадал в основной состав и т.п.?

– Такое случается постоянно. Из-за этого некоторым ребятам портятся карьеры. Плохо, когда себя недооцениваешь, но ещё хуже, когда переоцениваешь!

– Удаётся в таких случаях до родителей достучаться?

– До кого-то удаётся, до кого-то нет. В «Спартаке» был такой парень по фамилии Кожемякин. Он ровесник Погребняка. Считался даже более талантливым, чем Павел. Раньше него начал играть. Папа, видимо, ко всем агентам обращался, которые были в то время. К агентам 10 точно обращался. В конце концов парень закончил, хотя мог играть дальше. А Погребняк и в сборной поиграл, и в Англии до сих пор играет. В «Зените» он становился чемпионом и выиграл Лигу Европы. А тот будет рассказывать, что он в своё время был даже талантливее. Есть такая категория людей, которые завоёвывают медали, становятся заслуженными мастерами спорта, а есть те, которые в пивной рассказывают, что могли бы играть там-то и там-то. То есть, одни на практике, а другие теоретически.

– Вы сказали о высоком уровне московского первенства и упомянули «Чертаново». Эта школа действительно находится на слуху. Как Вы думаете, благодаря чему это происходит?

– За счёт сильной скаутской команды и сильных тренерских кадров. Там в каждой команде по два тренера. Директор общеобразовательной школы «Чертаново» Шамиль Сабитов, допустим, заставляет, чтобы игроки помимо всего прочего ещё и дебилами не были. То есть, от них требуют, чтобы они ещё и учёбой занимались. А ребят туда скауты подбирают со всей России.

Футбольный мир тесен, и ты видишь, что этот тренер возится с детьми и с них пыль сдувает. А к другому тренеру будут привозить «блатных» или «переростков» за деньги и прочие дела, чтобы они заиграли любой ценой.

– Как «Чертаново» удаётся на равных конкурировать с такими известными школами, как «Спартак», «Динамо», «Локомотив», ЦСКА, имеющими серьёзное имя и большие финансовые возможности?

– Давайте рассмотрим такую ситуацию: у меня самого двое сыновей, там тоже были определённые моменты, особенно по старшему. Отдаёшь ребёнка не под ромбик или «армейскую» звёздочку, а под тренера. Футбольный мир тесен, и ты видишь, что этот тренер возится с детьми и с них пыль сдувает. А к другому тренеру будут привозить «блатных» или «переростков» за деньги и прочие дела, чтобы они заиграли любой ценой. Соответственно, я лучше отдам ребёнка в то же «Чертаново» или в «Смену», где точно буду знать, что им будут заниматься. И меня интересует, сколько футболистов на выпуске каждый год играет в команде мастеров. Если на это посмотреть, то в принципе в последние годы была такая динамика, что воспитанников «Чертаново» начинало играть больше, чем из «Динамо», «Спартака» и других именитых школ. Это объективный показатель.

– Почему же в таком случае, здесь работа налажена лучше, чем у клубов, обладающих большими резервами?

– Ещё раз повторю, что это зависит от кадровой политики. Плюс там нет такого, что один год выстрелил и играет по полной, а другие не играют. «Чертаново» постоянно играет и на Кубок и на первенство Москвы. Когда мне говорят, что та или иная команда 3-4 года подряд становилась чемпионом, и мальчик из неё играет в сборной, я понимаю, что бывает так, что кого-то и за деньги пригласили. А я этим никогда не занимался. Мне всегда это было противно. Я считаю, что национальная сборная есть национальная сборная. Поэтому мне интереснее, чтобы команда не чемпионом становилась несколько лет подряд, а пусть даже и занимала 4 место, но в ней будут личности. Хотя бы 3-4 человека. Зато они уйдут оттуда в большой футбол.

Конец первой части.

Читайте во второй части большого интервью Алексея Сафонова корреспондентам Eurofootball.ru Дмитрию Вавилову и Артёму Зибраку:

– Как в России разваливаются и возрождаются клубы?

– В чём специфика работы агентов с тренерами?

– Государственное финансирование – зло или единственный способ к существованию в условиях экономического кризиса?

– Потолок зарплат в российском футболе – плюсы и минусы.

Источник: Eurofootball

24.01.2015
Источник: