Интервью с Михаилом Щенниковым

«Яблоко от яблони недалеко падает». Справедливость этой знакомой всем пословицы удобней всего проверить на примере обладателя премии Детской футбольной лиги «Первая пятерка», лучшего молодого игрока Премьер-лиги прошлого года. О своем талантливом сыне рассказал отец армейского защитника, серебряный призер Олимпиады в Атланте, четырехкратный чемпион мира по спортивной ходьбе Михаил Щенников.

 


Генная инженерия


«Яблоко от яблони недалеко падает». Справедливость этой знакомой всем пословицы удобней всего проверить на примере обладателя премии Детской футбольной лиги «Первая пятерка», лучшего молодого игрока Премьер-лиги прошлого года. О своем талантливом сыне рассказал отец армейского защитника, серебряный призер Олимпиады в Атланте, четырехкратный чемпион мира по спортивной ходьбе Михаил Щенников.


Щенников-старший провел детство в Челябинске, где и начал заниматься спортивной ходьбой. Семиклассником написал письмо в столичный спорт¬интернат и сбежал из дома в шумную Москву — покорять легкоатлетические вершины. Сын Жора и старшая дочь Аня родились уже москвичами. В 19 лет он выиграл свой первый чемпионат мира, в 1996 году, с третьей попытки, стал призером Олимпий¬ских игр в Атланте.


 


— Никогда не испытывал такого внимания к себе, как сейчас, — признается Михаил Анатольевич. — Ходьба ведь не футбол.


 


— Выбор сыном вида спорта не случаен?


— Я сам всегда любил футбол, даже из спорта ушел по его вине. Зимой гонял мяч во дворе с мальчишками и с сыном, упал и по¬рвал двуглавую мышцу бедра. Восстановиться так и не удалось. Сейчас без проблем чеканю одной ногой раз 50, хотя для профессионального футболиста это, конечно, семечки. Жорка сначала занимался большим теннисом и плаванием, в семь лет стал ходить в футбольную школу «Крылатское». В пятом классе я отвел его в ЦСКА.


 


— Нагрузки в спортивной ходьбе и футболе сравнимы?


— Они разные. К примеру, я часто обманывал тренера, и вместо положенных десяти километров кросса мог пробежать двадцать. Футболистам проделывать подобные трюки сложнее — другой режим работы. Если у меня было пять-шесть стартов в год, то сын, к примеру, в прошлом сезоне провел около сорока матчей.


 


— Не рано так нагружать парня в 19 лет?


— Меня самого волнует этот вопрос. Вижу, что устает Жорка сильно, но никогда не жалуется. Однажды за молодежную сборную играл с температурой под 39. В команде тогда была настоящая эпидемия — на поле выходить было попросту некому, вот и пришлось ставить больного.


 


— Часто ходите на стадион?


— Всей семьей посещаем домашние матчи ЦСКА. После игры отвозим сына домой. В такие моменты с расспросами к нему лучше не приставать — может и ответить резко сгоряча. Поражения он переживает безумно тяжело. Отходит только после очередной тренировки. Несколько раз выбирались на выезды в другие города страны, в основном на матчи молодежки.


 


— Суеверный ли вы болельщик?


— Я еще спортсменом был очень суеверным. На соревнованиях надевал только новые носки, в день старта не ходил в душ, брился за день до выступления и только после разминки. Дома у нас полно армейской атрибутики, но на матчи надеваю обычно только шарф. Была красно-синяя сидушка, пару раз сходил с ней на стадион — проиграли, с тех пор забросил ее в дальний угол.


 


— Вы строгий отец?


— Раньше все воспитание детей ложилось на жену, я же постоянно был то на сборах, то на соревнованиях. После завершения спортивной карьеры работал личным тренером латыша Айгерса Хадеева, помог ему завоевать серебро афинской Олимпиады. Ценой этому стала долгая разлука с семьей — жена с сыном и дочерью остались в Москве, я же жил в Риге. Сейчас им уже нужно не столько воспитание, сколько вовремя данный совет и поддержка.


 


— Как Георгий воспринял тренерскую чехарду в клубе по ходу прошлого сезона?


— Нестабильность не может положительно сказываться на человеке, было тяжело. С приходом Слуцкого атмосфера в команде разрядилась. Леонид Викторович очень легкий, позитивный человек. Может запросто позвонить Жоре в девять-десять вечера и просто так спросить: «Как дела? Чем занимаешься?»


 


— Поклонницы не надоедают?


— Звонят иногда, я в таких случаях отвечаю, что Жоры нет дома. Интересно, откуда только номер телефона узнают?! Сейчас у нас другая проблема. Друзья, знакомые, коллеги — все, как сговорились, просят подарить Жоркину майку. Уже штук сто заказов набежало. Я, конечно, всем обещаю, но чувствую, что не осилим.


 


— Сам он майки у кого-нибудь просит?


— В детстве выпросил у Березуцкого, когда еще мальчишкой подавал мячи на матчах ЦСКА. Лешина майка до сих пор у нас дома хранится. В прошлом сезоне поменялся с манкунианцем Валенсией и Сергеем Семаком. Валенсия сам после матча Лиги чемпионов пришел в раздевалку армейцев и попросил у Жоры футболку.


 


— С Семаком у Георгия связаны особые воспоминания…


— В 12 лет сын возвращался в метро с тренировки. Семак в то время играл во Франции за ПСЖ, но почему-то оказался в Москве. Заметив мальчика в форме ЦСКА, Сергей подошел к Жоре, стал расспрашивать, сколько лет, у кого занимается, пожал руку и пожелал удачи. Жорка потом не раз с упоением рассказывал об этой встрече. 


 


— Что бы вы назвали главным футбольным достоинством сына и над чем, на ваш взгляд, ему еще нужно работать?


— Он умеет играть по позиции, не несется вперед безоглядно, выкладывается в каждом матче. Подрасти бы ему сантиметров на пять, окрепнуть и «подтянуть» правую ногу, а то все под любимую левую мяч перекладывает.


 


— На что сын потратил первую зарплату, помните?


— Свои первые деньги он получил еще в школе. Сумма была небольшая. Купил маме цветы, сестре Ане что-то из сладкого, я же подарки не люблю.


 


Ксения Добровольская


12.10.2010